17-й Марыйский авиационный полк

17-й Марыйский авиационный полк

17-й Марыйский авиационный полк

Особой вехой в служебно-боевой деятельности 80-х годов старейшего в авиации ПВ 17-го Марыйского авиаполка является участие его личного состава во всех крупных боевых операциях на границе с Афганистаном. Так, в соответствии с записями в формуляре авиационного полка по состоянию на   20   мая   1990   г.,   за   период 1980–1989 годы награждены: орденом Ленина – 9, орденом Красного Знамени  –  55,  орденом  Красной Звезды – 138, орденом «За службу Родине   в Вооруженных   Силах СССР» 3-й степени – 18, медалью «За отвагу» – 65, медалью «За боевые заслуги» – 220, медалью «За отличие в охране государственной границы СССР» – 250 человек. За массовый героизм, мужество и отвагу летного и инженерно-технического   состава   полка,   проявленные  при  оказании  военной помощи Республике Афганистан, 17-й    Марыйский    авиационный полк в 1989 г. был награжден орденом Красного Знамени. О высоких морально-боевых  качествах  летного состава полка красноречиво говорят более двух десятков случаев  спасения  сбитых  противником экипажей. Неоднократно был фактически повторен подвиг Героя   Советского   Союза   майора Ф.С. Шагалеева. Первой операцией  на  участке САПО, подробный отчет о которой вместе с картой по приказу начальника ПВ генерала армии В.А. Матросова были присланы в ГУПВ в мае 1981 г., была операция по поиску двух пропавших советских  пограничников с  пограничной заставы Тахта-Базарского пограничного отряда. Дважды отличился  в  этой  операции  экипаж командира звена 4-й ОАЭ капитана Владимира Викторовича Кутухтина:   старший   летчик-штурман лейтенант  Василий  Григорьевич Амельченко, бортовой техник старший лейтенант Андрей Андреевич  Щербак,  бортовой  механик прапорщик   Михаил   Андреевич Полищук. В первый день начала этой операции, 28 марта 1981г., экипаж капитана  Кутухтина  на  транспортном вертолете Ми-8Т, из-за отсутствия   вооружения  прозванным «голубем мира», прилетел на заставу  с  руководителем  операции заместителем   начальника   войск  округа генерал-майором В.Н. Харичевым.  Вертолет  взял  на  борт усиленный  пограничный  наряд  с начальником разведотдела пограничного отряда и полетел в район, где, по имеющимся данным, могли находиться  пограничники. Произвели посадку на высоте, над руслом высохшей реки, напротив палаток  кочевников,  пасших  большие стада овец. Из вертолета вышли офицер-разведчик и переводчик, три пограничника с автоматами для их сопровождения и направились к палаткам для выяснения обстановки. С кочевниками-пуштунами пограничники старались жить мирно, поэтому никто тогда не ожидал,  что  из  нескольких  мест  по вертолету и по идущим пограничникам полоснут автоматные очереди.  Одна из пуль сразу разбила блистер командира вертолета, несколько гулко ударили по фюзеляжу.  Группа  залегла.  Посовещались, решили возвращаться к вертолету. Типичная, сотни и тысячи раз  потом повторяющаяся ситуация: по вертолету стреляют как по мишени на полигоне, а экипаж не в состоянии ответить и взлететь не имеет права, пока не загрузит или не выгрузит людей и груз. Эти минуты под внезапным обстрелом показались     капитану В.В. Кутухтину вечностью. Но он выдержал и дождался возвращения пограничников. Только закрылась дверь вертолета, экипаж произвел быстрый взлет и заранее обдуманный разворот в сторону высохшего русла  –  единственного спасительного от автоматных очередей  места.  Затем  снижение  на предельно  малую  высоту и  уход вниз по ущелью на базовый аэродром Кушка. Двенадцать пулевых пробоин в вертолете, разбитый пулей блистер кабины на уровне головы командира экипажа и ни одной царапины ни в экипаже, ни у освобожденных пограничников – вот результат того боевого вылета. В ходе еще одной развернувшейся поисково-спасательной операции по освобождению пропавших пограничников авиационная группа в  количестве  10  вертолетов  Ми-8 производила высадку десантного подразделения      в      количестве 600 человек в районе горной базы мятежников в 10 км севернее населенного  пункта  Кушка  –  Кохна. Главная цель – прочесывание местности для проверки поступивших    разведданных.    Руководил авиационной группой майор Владимир Михайлович Батаев. Запомнился этот день  1  апреля  1981  г. всем участникам десантной операции еще и тем, что в этом районе «ковры»    из    цветущих горных тюльпанов были завалены белым пушистым  снегом.  Необычное  и редкое по красоте явление природы. В выполнении боевой задачи по десантированию   подразделений принимал участие и экипаж капитана   В.В.   Кутухтина.  Ведущий авиагруппы   майор   В.М. Батаев первым высадил свой десант в количестве  10  человек  во  главе  с командиром   десанта,   произвел взлет и встал в «круг» над районом десантирования. Находясь на постоянной радиосвязи с командиром десантников, он стал руководить высадкой из других вертолетов. Майор Батаев первым заметил стрельбу со стороны гор по произведшему посадку вертолету капитана В.В. Кутухтина и сразу  сообщил ему об этом. Экипаж Кутухтина был в процессе выгрузки десанта и вооружения. Бортовой  техник       старший       лейтенант А.А. Щербак находился у раскрытых  задних  створок  вертолета  и руководил выгрузкой, а часть десантников, отбежав от вертолета, залегла вокруг него и организовала отпор противнику. По корпусу вертолета звонко, как по барабану, ударили пули. Капитан Кутухтин, зная общий замысел операции  и  понимая,  что  высаженные десантники  как  на ладони  окажутся в зоне постоянного огневого воздействия противника, принял   решение:  перебросить   уже высаженный десант в другое, более безопасное место. Под огнем противника он  дождался посадки в   вертолет   своих десантников, взлетел  и  высадил  их  в  другое, указанное командиром авиагруппы, место. По  прилету  на  базу,  на аэродром Тахта-Базар, в вертолете капитана В.В. Кутухтина было обнаружено  шесть  пулевых  пробоин, одна из них в свободной турбине левого двигателя, в двух сантиметрах от лопаток компрессора. Двигатель  в  полевых  условиях пришлось заменить, и этот факт вызвал недовольство командования действиями экипажа. Как будто на войне летчики сами  виновны в повреждении двигателя.
     К большому сожалению, вместо заслуженной    награды    экипаж В.В. Кутухтина попал в опалу. Несмотря на 5000 часов общего налета (за один только 1981 год 462 часа), более 900 совершенных боевых вылетов и более десятка раз возвращений домой с пробоинами и повреждениями (при этом не имея ни одного потерянного вертолета), майор  В.В. Кутухтин  за  пять  лет афганской войны не был награжден  ни  одним  орденом,  хотя  из полка представления писали, и не однажды.  В  конце  1984  г.  по  состоянию здоровья он был списан с летной работы и уволен в запас. В настоящее время проживает в родном Челябинске.

Летно-технический состав 17-го Марыйского авиаполка, 7 ноября 1985 г

Летно-технический состав 17-го Марыйского авиаполка, 7 ноября 1985 г.

Второй и третьей боевыми потерями вертолетов Марыйской авиаэскадрильи   стали   две   машины командира     экипажа     капитана И.А. Ефремова.   Первый   случай произошел 30 августа 1981 г. в районе ледника Санглич при выполнении боевой задачи по высадке засады для уничтожения бандитского каравана. В состав экипажа входили  летчик-штурман  лейтенант В.А.   Соболев,   бортовой   техник лейтенант В.А. Бондаренко, бортовой  механик  рядовой  А.А.  Горяинов. При заходе на посадку для высадки десанта в районе ледника Фидшав огнем из стрелкового оружия был поврежден правый двигатель.  Вертолет  начал  дымить  и снижаться. Экипаж не имел возможности набрать высоту и сбросить бомбы и блоки, потерял скорость  и  произвел  вынужденную посадку. 
Площадка была каменистая с большими уклонами. Вертолет  ударился  о  крупные  камни  и разрушился. Восстановлению машина не подлежала. Экипаж и десантники получили ушибы различной степени, но все остались живы и здоровы. Спасли       экипаж       капитана И.А. Ефремова от плена моджахедов, окруживших в ущелье место  падения летчиков, командир отделения сержант Леонтьев с блокпоста Бахаро и экипажи двух вертолетов,  вскоре  прибывших  на  помощь   сбитым   товарищам.   Они прикрыли отход коллег и не дали бандитам  их  окружить. Летчики были эвакуированы с поста Бахаро на  базу  через  несколько  минут вертолетом  АПСС,  управляемым командиром звена 7-й ОАЭ капитаном М.И. Калининым. Второй   случай   с   капитаном И.А. Ефремовым произошел 2 мая 1982 г. в районе г. Кайсар при выполнении боевой задачи по огневой  поддержке  боевых  действий наземных подразделений. В состав экипажа входили старший летчик-штурман      старший      лейтенант В.А. Соболев,   бортовой   техник лейтенант Болдин, бортовой механик сержант А.А. Горяинов. При заходе на бомбометание на высоте 600 м вертолет получил несколько пробоин после обстрела из стрелкового  оружия.  Был  пробит  дополнительный топливный  бак,  и вертолет в воздухе загорелся. Экипаж  успел  произвести  удачную вынужденную посадку, выскочить из горящего вертолета и отбежать в  сторону.  На  их  глазах  машина взорвалась и сгорела. Летчики были эвакуированы на базу  подсевшим  рядом  командиром  звена  капитаном  Николаем Керуковым. В составе его экипажа были   старший   летчик-штурман старший   лейтенант   С.   Сахнюк, борттехник А. Боровик. Но случилось непредвиденное – их вертолет тоже был поражен очередью из крупнокалиберного ДШК и ЗПУ «Закияк» из той же засады под скальным карнизом, что и вертолет Ефремова. Левый двигатель вертолета Керукова вышел из строя. Двигатель пришлось выключить и включить противопожарную систему. Рискуя быть сбитым, капитан Керуков пошел на посадку на одном двигателе. Знал, что его вертолет облегчен: израсходован весь боезапас и больше половины горючего. Сел рядом с
валунами, дождался посадки в вертолет экипажа Ефремова. На виду у стреляющих и бегущих к вертолетам боевиков Керуков спокойно развернулся в обратную сторону. Его поврежденная, прострелянная в нескольких местах машина, на одном двигателе замедленно оторвалась от земли и потянула в сторону границы, к своим. На базе в вертолете Керукова насчитали 14 рваных пулевых пробоин величиной с кулак. 21 октября 1981 г. при проведении операции «Каньон» в Куфабском ущелье экипаж капитана Р.Г. Мухамеджанова получил боевую задачу эвакуировать тяжелораненых пограничников с поля боя. В глубоком и узком ущелье под обстрелом противника, с риском для собственной жизни экипаж капитана Р.Г. Мухамеджанова сделал несколько заходов для поиска подходящей посадочной площадки. Вертолет завис над десантниками, принял на борт четырех раненых и доставил их сразу в госпиталь в г. Душанбе. Жизнь пограничников была спасена. За этот боевой вылет капитан Р.Г. Мухамеджанов был награжден орденом Красной Звезды, а члены его экипажа – медалями. 5 февраля 1982 г. в операции «Долина-82» при вводе мотоманевренной группы в Нанабад и в Талукан авиационное прикрытие колонны осуществляла пара вертолетов Ми-8 – командиры экипажей майор В.Ф. Краснов и капитан А.В. Пьяных. На высоте 300 м вертолет майора В.Ф. Краснова получил боевые повреждения от обстрела из стрелкового оружия. В результате произошел отказ одного  двигателя.  При  выполнении вынужденной посадки вблизи Нанабада на неподготовленную площадку произошла поломка шасси и   хвостового   винта   вертолета. Экипаж получил ушибы, сотрясения головного мозга и был сразу эвакуирован в госпиталь. Вертолет 
восстановлению   не   подлежал   и был уничтожен по решению руководителя операции. Первым  достаточно подробно описанным случаем грамотного и эффективного  применения  пары вертолетов Ми-8 с фотоконтролем результатов являлось полное уничтожение банды, засевшей в крепости в период проведения операции в районе н.п. Ходжагар 14 сентября 1982 г. Ввиду резкого ухудшения погоды: 10-балльная облачность, нижняя кромка облаков на высоте  70  м,  видимость  1–2  км, авиагруппа не могла участвовать в авиационной поддержке атаки, и наступление остановилось. Бандиты, засевшие в крепости и имевшие большое   количество   оружия   и боеприпасов, оказывали упорное сопротивление,  готовились  к  выходу из окружения ночью в горы. Командир  авиагруппы  капитан Фарид Расимович Гафиятуллин в этой сложной ситуации принял решение  нанести  ракетный  удар  из облаков,  точно  зная, что  рельеф местности    внизу    относительно ровный. Выйдя по расчетному времени  на  объект  удара  на  высоте 1800  м  сверх  облаков, Гафиятуллин   приказал   своему   ведомому быть вверху для радиосвязи, а сам, выполняя   «правую  коробочку», стал  снижаться.  На  высоте  70 м вышел   из   облаков   и   визуально уточнил свое   местонахождение. После выполнения четвертого разворота на скорости 100 км/ч ввел вертолет  в  пологое пикирование   с   углом   тангажа   пять градусов, прицелился  и  произвел залп из 32 неуправляемых   ракет   С-5КО. Сделав «горку», машина  снова  ушла  в облака, чтобы быть  недосягаемым для пуль      противника. На высоте 100 м Гафиятуллин      снова выполнил   «правую коробочку»   и   вышел в атаку с противоположного      направления,    сделав залп еще 32 ракетами.    В    результате прямого попадания ракет произошел взрыв   склада   боеприпасов,    повлекший  за  собой  полное уничтожение банды численностью более 50 человек. 6    июня    1982    г. проходила     операция   в   Джавайском ущелье по захвату и уничтожению   горной базы бандитов в районе южнее кишлака          Мой-Май. В ходе  выполнения боевой задачи по высадке десанта, при заходе на посадку в зоне огня противника получил повреждения вертолет    Ми-8,    пилотируемый командиром звена капитаном Николаем  Михайловичем  Колгановым.   Состав   экипажа:   старший летчик-штурман   капитан   Юрий Иванович Пыльнов, бортовой техник капитан Александр Петрович Дехов.  Несмотря  на  полученное осколочное    ранение    в    голову, командир       экипажа       капитан Н.М. Колганов продолжил выполнение задания, успешно  высадив десантников  и  возвратившись  на базу   в   Калаи-Хумб.   Награжден орденом  Красной Звезды, члены экипажа – медалями. В 1983 г. с должности заместителя  командира  эскадрильи  майор Н.М. Колганов поступил в Военно-воздушную академию имени Ю.А. Гагарина. После ее окончания служил на Камчатке начальником штаба авиационного полка, во Владивостоке   заместителем   начальника  штаба  и  заместителем командира полка. В последнее перед  увольнением  в  запас  время полковник Н.М. Колганов служил в Москве заместителем начальника отдела  и  начальником  отдела Департамента  авиации  ПС  ФСБ России. 23  июня  1982  г.  при  проведении  операции «Даркат»  в  районе кишлака Дашти-Кала, в зоне ответственности     Пянджского погранотряда,  при  выполнении боевой задачи по нанесению ракетно-бомбового   удара   отличился экипаж командира вертолета     Ми-8     капитана  Павла  Дмитриевича  Вотинцева.  Заметив  убегающих  в  камышах  бандитов,     которые     стремились  укрыться в прибрежных к Пянджу пещерах, экипаж сбросил туда    одну-единственную    авиационную бомбу, которая попала точно в базовый лагерь моджахедов. По многократно проверенным разведданным только убитыми противник потерял более 60 человек. Было уничтожено большое количество оружия и боеприпасов. Капитан П.Д. Вотинцев за этот боевой вылет был награжден орденом Красной Звезды. В 1984 г. он поступил   в   Военно-воздушную академию  имени  Ю.А. Гагарина, после ее окончания служил заместителем командира 12-го Тбилисского  учебного  авиаполка.  В  последнее перед увольнением в запас время  полковник  П.Д.  Вотинцев был начальником Учебного центра подготовки и переучивания летного состава авиации ФПС России и командиром  отдельного авиаполка ФСБ России.

Вертушки
6 августа 1982 г. в период проведения  операции  южнее  г.  Имам-Сахиба при выполнении боевой 
задачи  по  огневой  поддержке  боевых действий наземных подразделений, огнем из крупнокалиберного пулемета ДШК был обстрелян вертолет  Ми-24  старшего  лейтенанта Владимира Ивановича Жирнова. Одна из очередей буквально распорола грузовую кабину вертолета,  в  результате  чего  отказала основная  гидросистема,  машина перестала слушаться управления. Вертолет загорелся и беспомощно падал на пригородные дома Имам-Сахиба. Неимоверными усилиями за   считанные   метры   от   земли  командиру экипажа удалось справиться  с  многотонной машиной. Кое-как он направил ее на склон горы. Машина без шасси плюхнулась   в   песок,   проскользила   по склону и перевернулась. Экипаж, выключив двигатели и вооружившись автоматами, успел выскочить из вертолета. С трудом вытащили бортового техника, который был оглушен, находился в шоковом состоянии  и  самостоятельно передвигаться не мог. Оттащили его на безопасное расстояние, залегли и приготовились к бою. В   это   самое   время   ведущий группы вертолетов Ми-8 капитан Владимир Иванович Калиберда, продолжая   обстреливать   огнем пулеметов и неуправляемыми ракетами  позиции  бандитов  и  видя горящий на земле вертолет Ми-24, решал, как помочь попавшим в беду товарищам. Счет шел уже не на минуты, а на секунды. Калиберда под шквалом огня сумел посадить свою  машину  рядом  с  подбитой.  Смертельная  опасность  грозила летчикам отовсюду. С одной стороны наседали бандиты, с другой – вот-вот должен был взорваться боезапас и топливные баки подбитой машины. Как  только  экипаж вертолета Ми-24 разместился на борту «восьмерки», начался сход НУРСов, на горящем  борту  рванули  бомбы. Факел  огня,  столб  дыма  и  пыли взвились высоко в небо. Что спасло два экипажа от верной гибели? Чудо? Счастливый случай? Наверное, все же мастерство летчиков да еще низина, в  которую  посадил свой вертолет капитан В.И. Калиберда. Одно остается фактом: через полчаса все они благополучно приземлились в Пяндже.

Руководство марыйского полка

Руководство 17-го Марыйского авиационного полка

Летно-технический состав, г. Мары

Летно-технический состав, г. Мары

Знаменосцы

Знаменосцы: ст. лейтенант А. Криворучко, майор А. Скибо, капитан Н. Бобкин, ст. лейтенант В. Грипич

Изображение          Изображение

Нагрудный знак                                                       Медаль «Воину-интернационалисту от благодарного
«Воину-интернационалисту»                             афганского народа»


Романюк

Руководство Марыйского полка. Слева направо сидят: начальник политотдела подполковник Ф. Валиулин, командир вертолета Ми-8 капитан В. Аллакуватов, командир полка подполковник Н. Романюк, командир звена вертолетов Ми-8 капитан Н. Керуков, старший инженер ИАС по ВД майор В. Киреев. Слева направо во втором ряду стоят: заместитель командира 1-й АЭ по летной подготовке майор В. Пикин, начальник группы АО капитан Метальников, начальник службы АТИ капитан Н. Бобкин, начальник штаба майор В. Рыкованов, командир 1-й АЭ майор В. Батаев.

Пыльнов

Построение полка

Торжественное построение полка, 9 мая 1988 г.

Изображение

За этот боевой  вылет  оба  экипажа  были представлены к государственным наградам. Старший лейтенант В.И. Жирнов получил орден Красной Звезды, а капитан В.И. Калиберда – орден Красного Знамени. Перед увольнением в запас полковник  В.И.  Калиберда  служил командиром отдельной авиаэскадрильи в Западной  группе  ПВ  в г. Воронеже.
В ноябре 1981 г. на базе 4-й отдельной эскадрильи в Марах был развернут  17-й  отдельный  авиационный полк. Первым командиром полка был назначен подполковник Владимир Андреевич Бандурин, заместителем по летной подготовке майор Константин Михайлович Тырин, начальником штаба майор Владимир Михайлович Рыкованов, начальником политотдела майор Эдуард Петрович Сергун, заместителем по инженерно-авиационной службе майор Леонид Анатольевич Николаенко, заместителем по тылу майор Олег Петрович Будкин. Подполковник  В.А.  Бандурин прибыл  с  должности  командира 18-й отдельной эскадрильи из Читы.  Получив  на  прежнем  месте службы определенный    хозяйственный опыт, он с энтузиазмом взялся за ремонт и строительство. Жилые дома, казармы, столовые, стоянки вертолетов, рулежные дорожки, взлетно-посадочная полоса, ангары и лаборатории, т.е. все то, без чего не может нормально функционировать  ни  одна  авиационная часть, достаточно оперативно было возведено за счет, так сказать,  «внутренних  резервов» полка.  При  этом,  к  сожалению, была упущена боевая подготовка 
летного состава. Это сразу же сказалось  на  боевой  деятельности подразделений полка на оперативных  точках.  А события  развивались все стремительнее в сторону наращивания    военных    усилий. Строительством заниматься было 
явно  некогда.  Командование  погранвойск приняло решение о замене     командира     Марыйского авиаполка. В.А. Бандурин был переведен в Петрозаводск. В  этой  сложной  ситуации  настоящий   бойцовский   характер проявили заместители командира полка К.М. Тырин, В.М. Рыкованов, Э.П. Сергун и командиры эскадрилий В.М. Батаев и Н.С. Левин. Они постоянно находились в командировках,  руководя  авиационными группами на многочисленных оперативных  точках  –  в пограничных отрядах и комендатурах на участке Среднеазиатского округа, расположенных вдоль всей  государственной  границы  с Афганистаном на расстоянии более двух тысяч километров. Так, 17 октября 1984 г. в операции  по  ликвидации  горной  базы «Чахартут» в районе города Меймене, в зоне ответственности Керкинского погранотряда, авиационной группой руководил заместитель командира полка подполковник К.М. Тырин. При выполнении боевой задачи по десантированию передовой группы захвата площадок вертолет К.М. Тырина был обстрелян и получил четыре пробоины. При зависании над площадкой на высоте 2–3 м произошел обрыв хвостового винта. Вертолет плавно сделал  два  с  половиной  оборота вокруг своей оси и приземлился, поломав шасси. Жизнь экипажа и десантников была вне опасности. Вертолет впоследствии восстановила ремонтная бригада. Подполковник К.М. Тырин был награжден орденом Красной Звезды. За 5 лет участия в афганской войне он успешно руководил авиационными группами в 30 больших и нескольких десятках малых боевых операциях. Закончил службу полковник К.М. Тырин командиром 14-го Петрозаводского авиаполка.  К  сожалению,  громадные нагрузки, ранения и болезни сделали свое дело – в 1998 г. полковник К.М. Тырин ушел из жизни. Начальник  политотдела  полка майор  Эдуард Петрович  Сергун, военный летчик 1-го класса, предпочитал вести политическую работу не в тиши своего кабинета, а на оперативных точках, в боевых операциях и в боевых вылетах. Эту его особенность подметили командиры,  и  в  1985  г. ему  предложили должность начальника авиаотделения оперативной группы округа в городе Душанбе, на которой он успешно воевал до 1988 г.
9  марта  1988  г.  подполковник Э.П. Сергун руководил авиационной группой в операции «Вывод» по снятию личного состава и войскового  имущества  с  очередной точки из Афганистана и отправке на свою территорию. При взлете с площадки    произошло    падение мощности  двигателей  предельно загруженного вертолета. Командир      экипажа    подполковник Э.П. Сергун произвел вынужденную  посадку  на  подобранную  с воздуха площадку. Был поломан хвостовой   винт   вертолета, но жизнь экипажа и пограничников была спасена. В 1988 г. Сергун был переведен на должность заместителя     командира     Тбилисского учебного авиаполка, а затем стал командиром    отдельной    
эскадрильи в Белоруссии. Перед увольнением в запас с 1994 по 1997 год полковник  Э.П.  Сергун  являлся командующим  авиацией  погранвойск Республики Беларусь.
31 мая 1984 г. в ходе операции по ликвидации  горной  базы  «Сари-Джуй» в ходе огневой поддержки боевых действий высаженного десанта от огня зенитно-пулеметной установки   получил   боевые   повреждения и загорелся в воздухе правый двигатель вертолета Ми-24 капитана  В.А.  Жирнова  (второй раз за два года). Частично потеряв управление, вертолет стал резко терять высоту. Командир экипажа приказал всем покинуть вертолет и  сообщил  на  КП:  «04 подбит!». Командир сводного авиационного полка,  начальник  авиационного отдела  округа  полковник  Юрий Андреевич Попов, находившийся на КП и руководивший авиацией в операции, срочно поднял в воздух дежурную  пару поисково-спасательных вертолетов и дал команду прикрыть огнем подбитый вертолет. Старший летчик-штурман старший лейтенант Виталий Анатольевич Ляшко успел с высоты 150 м выпрыгнуть с вертолета с парашютом и благополучно приземлился. Командир  экипажа  не  покинул вертолет,  потому  что  увидел:  в грузовой кабине бортовой техник лейтенант  Анатолий  Шендеровский и бортовой механик прапорщик Михаил Андреевич Полищук уже не успеют из-за малой высоты и большого  крена  вертолета  надеть парашюты и выпрыгнуть из вертолета.  Командир решил  попытаться  посадить  вертолет  на склон  сопки.  Именно  склон  небольшой высоты спас неуправляемый вертолет от прямого удара о землю.   Вертолет   при   пробеге опрокинулся, перевернулся и загорелся, но экипаж успел до взрыва выскочить из-под обломков и отбежать на безопасное расстояние.   Летчики   заняли   круговую оборону среди  камней  и  начали отстреливаться из автоматов и пистолетов    от    приближающихся бандитов. Командир звена вертолетов Ми-8 капитан  Александр  Михайлович Кашин отыскал упавший вертолет и, отсекая огнем бортового оружия  бандитов,  быстро  произвел посадку рядом с экипажем подбитой машины.  Под  непрерывным огнем противника Кашин обеспечил загрузку товарищей к себе на борт и взлетел в противоположную сторону от ураганных очередей  ошеломленного  неприятеля. В это  же  самое  время  командир вертолета Ми-8 капитан Алексей Николаевич Райков, тоже в зоне огня противника, отыскал хорошо заметный на земле купол парашюта  и  произвел посадку  рядом  со старшим лейтенантом В.А. Ляшко, взял его на борт и благополучно доставил на базу. Все  участники  этой  операции были      награждены:      капитан В.И. Жирнов  орденом  Красного Знамени, члены его экипажа старший лейтенант В.А. Ляшко, лейтенант А. Шендеровский и прапорщик   М.А.   Полищук   орденами Красной Звезды. За спасение сбитого экипажа капитан А.М. Кашин был награжден орденом Ленина, а капитан  А.Н.  Райков  –  орденом Красного Знамени. Майор А.М. Кашин в 1987 г. был переведен на Камчатку командиром  эскадрильи,  переучился  на 
морской вертолет Ка-27, служил заместителем командира авиаполка,  а  затем  командиром  полка  в Чите. В настоящее время полковник  А.И.  Кашин  уволен  в  запас, проживает в Подольске. В  1983  г.  командиром  Марыйского авиаполка   был   назначен подполковник Николай Павлович Романюк.   Ему   достался   самый сложный   период   командования полком в афганской войне. Естественно, он учел опыт предыдущих командиров  и  старался  сочетать боевую  деятельность  со  строительством  и  ремонтом  объектов полка. Уже в мае 1984 года Романюк возглавляет полковую авиационную группу в труднейшей операции по ликвидации бандитов в высокогорной базе «Сари-Джуй», проводимой с аэродрома Термез. В июле руководит авиацией в операции «Андхой» с аэродрома   Чаршанга,   а   в   октябре 1984 г.  командует  авиагруппой  в операции  «Шулашдара»  с  аэродрома Московский.
За год подполковник Н.П. Романюк изучил весь район боевых полетов, условия боевой деятельности и бытовые условия жизни летчиков на всех оперативных точках на участке САПО. Все последующие годы командир полка сам руководил  полковой  авиационной группой во всех крупных операциях и ежемесячно по плану вылетал на оперативные точки и в пограничные отряды для отработки взаимодействия и решения неотложных вопросов обеспечения боевой деятельности подчиненных подразделений.
Подготовка к боевому вылету. В. Кочетков, В. Тимаков, А. Белов

Подготовка к боевому вылету. В. Кочетков, В. Тимаков, А. Белов

Полевой командно-диспетчерский пункт управления полетами

Полевой командно-диспетчерский пункт управления полетами. Слева с телефоном – командир 17-го ОАП полковник В.Г. Федотов, крайний справа – начальник 68-го ПОГО подполковник Н.С. Резниченко

Перед проведением боевой операции

Перед проведением боевой операции

Трофейное оружие

Трофейное оружие, захваченное в результате проведения боевых операций в северных районах Афганистана

В 1987 г. полковник Н.П. Романюк  был  назначен  начальником авиационного отдела ВПО в Алма-Ате и успешно руководил авиацией округа в боевых операциях в самых высокогорных районах бывшего Советского Союза. Закончил 
службу во Владивостоке заместителем начальника авиации Тихоокеанского пограничного округа. 
Награжден   орденами   Красного Знамени и Красной Звезды, многими медалями. 7 марта 1985 г. при взлете с посадочной площадки Имам-Сахиба после доставки на нее десантников и грузов в зоне взлета на высоте 20–30  метров был  обстрелян  из стрелкового  оружия  и  получил множественные пулевые пробоины вертолет Ми-8. Командир экипажа капитан Иван Афанасьевич Ганус (летчик-штурман  капитан Владимир Анатольевич Лебединский)  получил тяжелое  пулевое ранение в голову, осколками стекла всему экипажу посекло лица. В сложной ситуации, с залитыми кровью  лицами,  экипаж  продолжил взлет и вышел из зоны обстрела. Надо было принимать решение – садиться или идти на базу. Но садиться на территории противника, да еще раненым с загруженной под завязку машиной – не лучший вариант.    Превозмогая боль, командир решил идти домой. Через 30 минут вертолет благополучно произвел посадку в Пяндже.  За этот боевой вылет И.А. Ганус был награжден орденом Красной Звезды, а члены его экипажа медалями.
Ивану Афанасьевичу пришлось долго  лечиться  в  госпиталях,  но шрам на лице так и остался на всю оставшуюся жизнь. Врачебно-летной  комиссией  он  был  списан  с летной работы, но из авиации уходить не стал. Был направлен в 15-й Камчатский авиационный полк заместителем начальника штаба полка.  Закончил  службу  полковник И.А. Ганус в Москве старшим офицером    Департамента    авиации ФПС России.

Трофейное оружие, захваченное у афганских душманов

Трофейное оружие, захваченное у афганских душманов

12 марта 1985 г. при нанесении ракетно-бомбового удара по базе бандитов в районе кишлака Кайсар в вертолете Ми-24 произошел помпаж и самопроизвольное выключение двигателя. Загруженный вертолет стал резко терять высоту. Командир вертолета капитан Михаил Иванович Швалёв в соответствии с инструкцией экипажу произвел  аварийный  сброс  груза  в безлюдном горном районе. Вертолет прекратил снижение, вышел на одном двигателе на свою территорию и благополучно произвел посадку  в Хумлах. За грамотные действия в аварийной ситуации экипаж капитана М.И. Швалёва был удостоен государственных наград. 26 июня 1985 г. в операции «Альбурз» при выполнении боевой задачи по высадке десанта в районе горной базы моджахедов огнем из крупнокалиберного пулемета ДШК был подбит вертолет Ми-8 (командир экипажа капитан Владимир Иванович Чурута, старший летчик-штурман майор П.Ф. Пензев, бортовой техник старший лейтенант И.Г. Рева). В момент взлета после  высадки десанта  вертолет потерял управление, на авторотации несущего винта приземлился на большие камни и разрушился. Экипаж успел покинуть вертолет и через 6 минут был эвакуирован с места аварии следующим за ним вертолетом командира звена майора Владимира Михайловича Киселёва. В этот же день во втором рейсе после высадки десанта на другую площадку в ущелье Гордара ведущий десантной   группы   майор В.М. Киселёв сам попадает в засаду  под  прямой  заградительный огонь ЗСУ  и  ДШК.  На  высоте 50 метров вертолет загорелся, потерял управление и пошел со снижением. Действуя грамотно и хладнокровно, майор В.М. Киселёв посадил объятый пламенем вертолет в районе дислокации нашего десантного подразделения. Экипаж успел выскочить и отбежать от вертолета. Через 30 секунд после посадки, на виду у всех, вертолет взорвался и сгорел. Потерпевший аварию экипаж майора В.М. Киселёва был эвакуирован ведомым вертолетом командира звена капитана Юрия Михайловича Харина. Причем, капитан Ю.М. Харин, обнаружив огневую позицию противника, откуда сбили машину Киселёва, ракетным ударом уничтожил замаскированную засаду боевиков. А потом произвел посадку недалеко от взорвавшегося вертолета, высадил десант, забрал на свой борт боевых друзей и доставил их на базовый аэродром.   В этот же день 26 июня еще четыре вертолета авиагруппы получили различные боевые повреждения, в том числе вертолет Ми-8 капитана С.П. Шуваева. Он не дотянул до аэродрома Мазари-Шариф всего 6 км и произвел вынужденную посадку из-за серьезного повреждения главного редуктора. Благодаря грамотным действиям экипажа и инженерно-ремонтной бригады на следующий день вертолет был восстановлен. Все члены этих экипажей были отмечены наградами. Майор В.М. Киселёв был награжден орденом Красного Знамени. За 5 лет афганской войны он прошел путь от командира вертолета до заместителя командира полка. В 1990 г. подполковник В.М. Киселёв был переведен в Киев старшим инспектором-летчиком Западного пограничного округа. В последнее перед увольнением в запас время полковник В.М. Киселёв служил в г. Санкт-Петербурге старшим инспектором-летчиком, а затем начальником авиации Северо-Западного пограничного округа. 4 ноября 1985 г. при проведении операции в районе н.п. Рустак десантное пограничное подразделение, преследующее бандгруппу, попало в засаду. Противник, прекрасно зная местность и имея численное превосходство, поставил пограничников в затруднительное положение – загнал в ловушку в ущелье. Весь день боевые вертолеты парами и звеньями осуществляли огневую поддержку подразделения и наносили противнику ощутимые удары. Только к вечеру бандгруппа была разбита и отброшена к кишлаку, но отдельные мятежники продолжали оказывать сопротивление. У пограничников появились раненые. Задача по их эвакуации из района операции была поставлена экипажу вертолета Ми-8 капитана Виктора Владимировича Карпухина. Когда его вертолет под прикрытием пары Ми-24 вышел в район расположения десанта и связался с ним по радио, землю уже окутала непроглядная темень ночи. Мелькали только огненные вспышки выстрелов. Несколько раз заходил вертолет на посадку, отыскивая поисковой фарой подходящую площадку для приземления внутри обозначенного кострами и фонарями участка, но уклоны площадки не позволяли приземлиться. Наконец вертолет коснулся земли передним колесом и, несмотря на огненные трассы бандитских очередей, так и висел до конца погрузки раненых. Жизнь пограничников была спасена. Капитан В.В. Карпухин за мужество и отвагу, проявленные при выполнении боевого задания, был награжден орденом Красной Звезды, а его экипаж медалями.

Монмарь

14 марта 1985 г. командир вертолета Ми-24 капитан Юрий Алексеевич  Монмарь,  старший  летчик-штурман лейтенант А.В. Зырянов, бортовой техник старший лейтенант  И.И.  Ломов  в  операции  по разгрому  горной  базы  бандитов
«Джароб» в составе звена выполняли  боевую  задачу  по  огневой поддержке высадки десанта и прикрытия боевых действий с воздуха. На  выходе  из  очередной  атаки экипаж увидел, как из ближайшей ложбины к его вертолету пунктиром  тянется  огненная  строчка. Прямо туда, к самому ее истоку и направил командир свою машину. Огневая точка противника замолчала, но секундой раньше получил боевое  повреждение  и  вертолет капитана Ю.А. Монмаря. Частично  отказало  управление,  внутри вертолета возник пожар. Командир решил вести свою машину на аэродром  и, несмотря  на  шлейф дыма позади вертолета, смог это сделать. Винтокрылая машина была не только спасена, но и восстановлена. Вскоре капитан Ю.А. Монмарь, получив свой первый орден Красной Звезды, вновь вел свою машину в бой. От  лейтенанта  до  полковника Юрий  Алексеевич  прослужил  в Марыйском авиаполку и с 1982 по 1994  годы прошел  все  ступеньки служебной лестницы от старшего летчика-штурмана  вертолета  до заместителя   командира  полка. В 1994 г. полковник Ю.А. Монмарь был переведен в Киев, в последнее перед увольнением в запас время был командующим  авиацией  погранвойск Украины. В этой же операции «Джароб» 29 марта 1985 г. при высадке десанта огнем из стрелкового оружия был поврежден и произвел вынужденную посадку в районе пограничного подразделения вертолет Ми-8, командир экипажа капитан Сергей Петрович Прокопенко. Высадив  десантников  и  внешне осмотрев 
вертолет, экипаж принял решение на взлет. Никто ни тогда, ни тем более сейчас не знает, то ли пуля зацепила систему управления вертолетом, то ли командир вертолета капитан С.П. Прокопенко в спешке допустил ошибку в технике
пилотирования,   но   произошло следующее. На взлете после отрыва от земли вертолет при разворачивании на 180 градусов начал самопроизвольное вращение, которое экипаж остановить уже не смог. Машина врезалась передними 
колесами и кабиной о землю. Вертолет разрушился и загорелся. Экипаж, получив ушибы, едва успел вылезти из-под обломков. Так и остался этот случай в документах по анализу причин боевых потерь вертолетов в Афганистане в графе «по не установленным причинам». Идущий  на  десантирование  в одном    строю    с    Прокопенко командир звена вертолетов Ми-8  Воркутинского  авиаполка  майор Леонид   Александрович   Аникин после высадки десанта из своего 
вертолета проявил мужество и решительными действиями произвел заход на посадку под сильным огнем противника и эвакуировал потерпевший аварию экипаж.
8  декабря  1987  г.  в  операции «Дарбанд»  в  районе  г.  Меймене при выполнении боевой задачи по высадке десантных подразделений при зависании над площадкой на высоте 1–2 метра с близкого расстояния был обстрелян вертолет Ми-8 – командир экипажа капитан Борис Петрович Гарманов. В результате  обстрела  очередью  из ДШК у 
вертолета была повреждена хвостовая балка с рулевым винтом. Вертолет опрокинулся на левый борт и сполз по склону горы на 20–30 метров. Экипаж и десантники  получили  ушибы  легкой  и средней степени тяжести и после уничтожения огневой точки противника были эвакуированы следом идущими вертолетами.
12 декабря в этой же операции «Дарбанд»  выстрелом  из  ПЗРК «стингер» был сбит вертолет Ми-8, пилотируемый командиром экипажа 23-го оап капитаном Владимиром   Николаевичем   Соловьёвым. Ракета, уведенная в сторону тепловыми ловушками вертолета, разорвалась немного выше двигателей   и   редукторного   отсека.  На земле    потом  насчитали    более 70 рваных   осколочных   пробоин различного диаметра в несущем и рулевом винтах, двигателях, хвостовой  балке,  грузовой  кабине  и кабине экипажа. Каким чудом не задело осколками ни одного из жизненно важных органов вертолета, не были ранены члены  экипажа,  как  удалось командиру посадить практически неуправляемый   вертолет,   подобрав площадку в районе своего пограничного     подразделения,     – не  единственные загадки того боевого вылета. Оба экипажа были награждены орденами и медалями. Заслуженным    авторитетом    в Марыйском авиаполку пользовался командир звена вертолетов Ми-24  майор Геннадий Николаевич Павленко. В части он служил с 1976 г. Рядовым летчиком «отпахал» всю афганскую войну. В числе первых освоил стрельбу из пулемета, пуски ракет и бомбометание с крутого пикирования, посадки на высокогорные и песчаные площадки прямо в боевые порядки наших войск.  

Изображение

Командир звена вертолетов Ми-24 майор Г.Н. Павленко, 1985 г.

«Летчик от Бога, настоящий снайпер, мастер своего дела» – эти характеристики сослуживцев заслуженно говорят об его профессионализме. Сотни раз Г.Н. Павленко бывал  в  сложных  ситуациях,  десятки  раз  садился  на  вынужденную, прилетал  домой  с  боевыми повреждениями,  осколочными  и пулевыми пробоинами и, проявляя «солдатскую   смекалку»,   всегда выходил победителем. Известен случай, когда при выполнении боевой задачи по сопровождению автоколонны в районе г.  Кайсар  одна  из  пуль  попала  в маслобак  вертолета  майора  Павленко.  Масло  быстро  
вытекало. Срочно  произвели  вынужденную посадку.  Что  делать  дальше?  Вокруг пески. Ждать прилета технической помощи,   как   гласит   инструкция экипажу, значит придется ночевать и подвергать экипаж и вертолет риску быть захваченными бандитами. Выстругали из дерева  специальный  «кляп»,  а  попросту «затычку», и плотно забили дырку, заделав пробоину. Прилетели на базовый аэродром авиагруппы в Хумлы, а там уже инженеры заменили маслобак. Примером мастерства воздушного аса может служить следующий боевой эпизод. 20 апреля 1985 г. при проведении операции по захвату горной  базы  в  районе  Андхой  – Меймене  командир  звена  майор Г.Н. Павленко получил боевую задачу прикрыть высадку десанта и обеспечить   огневую   поддержку его боевых действий. Как только боевые  вертолеты  прибыли  в  заданный район, горы ожили огненными вспышками, со всех сторон к ним потянулись пулеметные трассы. Мгновенно оценив обстановку, Г.Н.  Павленко  лег  на  боевой курс и, устремившись к земле, повел звено в атаку. Залпом НУРСов в  первом  заходе  он  заставил  замолчать зенитную установку. Второй  заход,  и там,  где  только  что «электросваркой»  пульсировали вспышки  выстрелов  крупнокалиберного пулемета ДШК, вздыбилось пламя.
Павленко и Левин
Майор Г.Н. Павленко – командир звена вертолетов Ми-24 и подполковник Н.С. Левин – командир 2-й  авиаэскадрильи, г. Мары, 9 мая 1985 г.

Взаисодействие

Четкое взаимодействие авиаторов с пограничными спецподразделениями – основа успеха боевых операций на земле. На снимке: генерал-лейтенант Г.А. Згерский одобряет действия экипажей 17-го ОАП. Крайний справа – командир авиаполка полковник В.Г. Федотов

Федотов

Полковник В.Г. Федотов докладывает генерал-лейтенанту Г.А. Згерскому о готовности экипажей полка
к выполнению боевой задачи

Изображение

Весь период войны в Афганистане авиацией Пограничных войск КГБ СССР командовал Николай Алексеевич Рохлов – летчик-снайпер, заслуженный военный летчик СССР, заслуженный пограничник Российской Федерации. Он часто бывал в 17-м ОАП. На снимке (слева направо): Р.М. Фазлеев, В.Г. Федотов, Н.А. Рохлов, С.Д. Савченко

Тымко Федотов Монмарь

Слева направо: полковники А.И. Тымко, В.Г. Федотов, майор Ю.А. Монмарь

Председатель КГБ СССР В.А. Крючков вручает полковнику В.Г. Федотову государственную награду

Председатель КГБ СССР В.А. Крючков вручает полковнику В.Г. Федотову государственную награду

Подошла  эскадрилья  вертолетов  и  приступила  к  высадке  десантных групп. Вездесущий майор Павленко,   прикрывая высадку, снова и снова бросал вертолет в атаку. И так до ухода последнего десантного вертолета. В бой вступили десантные подразделения, и вновь Геннадий Николаевич «утюжил» позиции противника и с предельно малой дистанции поражал ожившие огневые точки, чем в немалой степени способствовал захвату горной базы бандитов.
Два часа напряженной работы, несколько боевых пробоин в вертолете и 13 лично уничтоженных огневых точек с расчетами – вот результат   того   боевого   вылета майора Г.Н. Павленко. А было их в тот день – четыре! Редко кто из летчиков  слышал  такую  искреннюю и эмоциональную благодарность в эфире от командиров наземных подразделений:  «Ну,  летун, молиться на тебя будем». Майор Г.Н. Павленко награжден  орденами  Ленина,  Красного Знамени и Красной Звезды, а также  многочисленными  медалями. С 1992 г. почти десять лет полковник Г.Н. Павленко являлся командиром  Марыйской  авиагруппы  в независимом государстве Туркменистан. В 1987–1988 г. командиром 17-го Марыйского авиаполка был полковник Валерий Георгиевич Федотов,  внесший   свой   посильный вклад в организацию боевого применения авиации на участке округа и в строительство объектов гарнизона. Он лично руководил полковыми   авиагруппами во всех крупных операциях этого периода. В ноябре 1988 г. вооруженная до зубов банда численностью более тысячи человек напала и окружила г.   Кайсар,   создалась   реальная угроза захвата нашего пограничного  подразделения.  В  сложившейся  ситуации  была  проведена десантно-штурмовая операция по отражению нападения противника.  Решающий  вклад  в  разгром душманов внес авиационный полк под командованием  полковника В.Г. Федотова. Не давая передышки бандитам, в течение двух суток, днем и ночью авиаполк одновременно всем  составом  и  поэскадрильно, звеньями и парами наносил авиационные удары по боевым порядкам боевиков, в результате чего организованное наступление бандитских  формирований  было сорвано. На третий день авиагруппой вокруг главных сил противника был высажен крупный десант.  Активизировалась   огневая  поддержка  боевых  действий  десантных  и  наземных  подразделений.    Бандиты понесли большие потери в живой силе и боевой технике, их немногочисленные    остатки ушли в горы. Все групповые боевые вылеты в этой операции возглавлял   полковник В.Г. Федотов, показывая при этом примеры отваги, обоснованного риска и высокого летного мастерства.  Он  лично уничтожил более 20 бандитов,   зенитно-пулеметную  установку и безоткатное орудие, а при   высадке десанта уничтожил расчет ДШК,   чем   обеспечил безопасность  десантирования всей авиагруппе. В 1989 г., уже после окончания   афганской войны, полковник В.Г. Федотов   был   назначен  заместителем  начальника
войск Среднеазиатского округа по авиации, в 1990 г. ему было присвоено воинское звание «генерал-майор». В настоящее время проживает в г. Ульяновске. Последним  командиром  17-го Марыйского  авиаполка  в  афганской войне был полковник Роман Михайлович  Фазлеев.  Молодым, энергичным майором в 1985 г. прибыл Р.М. Фазлеев в Мары на должность заместителя командира полка по летной подготовке. Успевал везде:  и  личным  составом заниматься, и службу в полку совершенствовать,  и  уровень  боевой подготовки повышать, и авиагруппами в операциях руководить.
Изображение

Поврежденный   четырехствольный крупнокалиберный    пулемет ЯкБ-12,7  с  подбитого вертолета 
Ми-24 капитана Г. Каторгина

Самой сложной и драматичной для Р.М. Фазлеева, с точки зрения понесенных  потерь  авиагруппы, была    операция    «Альбурз» в июне–июле 1985 г. Боевые вертолеты оказались неспособными подавить сильную ПВО горной базы, 
десантные возможности десантных  вертолетов  в  самое  жаркое время года оказались ниже расчетных,  управление вертолетами  в бою не соответствовало требованиям времени.
Из  этих  первых  своих  боевых операций молодой командир сделал для себя главные выводы: при подготовке  и ведении  операций ничего нельзя пускать на самотек, всеми процессами на земле и в воздухе надо управлять. Этому правилу  он  следовал  всю  свою  авиационную  службу.  За  почти  пять боевых афганских лет Р.М. Фазлеев совершил более 1000 боевых вылетов,  успешно  руководил  авиационными  группами  более  чем  в 20 крупных операциях, в том числе и в последней операции «Вывод».
В   конце   1989   г.   полковник Р.М. Фазлеев был назначен командиром 17-го Марыйского авиаполка. Это было время максимального расцвета полка: сильное управление, опытные офицеры штаба, три эскадрильи, укомплектованные по полному штату в 50 вертолетов и экипажей. Опытные службы обеспечения, первоклассные, орденоносные летчики, штурманы, инженеры с колоссальным опытом боевых полетов. Обновленный авиагородок: новая взлетно-посадочная полоса,  стоянки  и  рулежки, КП и ТЭЧ полка, лаборатории инженерно-авиационной    службы, новая  современная пятиэтажная штаб-казарма, плац, фонтаны перед клубом, современные столовые для летно-технического и личного состава.
При проверке этого полка офицерами авиаотдела ГУПВ 29 марта 1990 г. на авиационном полигоне Небит-Даг летный состав показал прекрасные результаты. Во главе с командиром  полка  в  сомкнутом боевом порядке три эскадрильи с одного захода отстрелялись и отбомбились  по  учебной  цели  со средним баллом 4,6. По человечески жалко, что труд 4–5 поколений личного состава полка, воплощенный в создание прекрасной базовой  авиационной  части  ПВ,  в связи с распадом Советского Союза  остался  за  пределами  нашего государства. В  1992  г.  указом  Президента Туркменистана Р.М. Фазлееву было присвоено воинское звание «генерал-майор». В 1993 г. он был назначен начальником авиации Кавказского пограничного округа. В декабре  1994  г.  руководил  авиационной группировкой в операции по вводу усиленных мотомангрупп и пограничного отряда на территорию    Чеченской    Республики. После увольнения работал начальником аэропорта в Ставрополе.
В  1989  г.  в  Марыйском  авиаполку под руководством начальника политотдела полка подполковника    Сергея  Дмитриевича Савченко был построен и открыт памятник летчикам-интернационалистам,  погибшим  в  Афганистане. На его памятной плите – 21 фамилия авиаторов-пограничников полка,  положивших  свои жизни  в  необъявленной афганской войне.

штаб Марыйского полка

Штаб и казарма 17-го Марыйского авиационного полка ПВ КГБ СССР

405
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Плиско, Гуляев, Князь Альбер 2-й, Федотов, Смирнов

Плиско, Гуляев, Князь Альбер 2-й, Федотов, Смирнов
YuraN
377 0 1

Архангельск

Архангельск
YuraN
288 0 0

Черноскутов, Гуляев, Шауро, Колмачев

Черноскутов, Гуляев, Шауро, Колмачев
YuraN
260 0 1

Обляденение:)

Обляденение:)
YuraN
250 0 0

Пика, Виролайнен, Гуляев

Пика, Виролайнен, Гуляев
YuraN
241 0 0

Сначала было это

Сначала было это
YuraN
237 0 0

Перед дембелем

Перед дембелем
YuraN
236 0 0

Гуляев, Кирпанев, Кусакин

Гуляев, Кирпанев, Кусакин
YuraN
226 0 0
Мы не злопамятные, поэтому записываем всё в бортовой журнал и в файлы cookies.